• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: придорожные сказки (список заголовков)
14:48 

А что, если?

Привет! Меня зовут Джек и меня не существует. Я всего лишь плод воображения моего автора, создателя или, если хотите, хозяина. Мне 32, я высокий, темноволосый, со стильной причёской. Я живу в большом городе, у меня своя трёхкомнатная квартира, я вожу Cadillac CTS. Дважды в неделю я посещаю фитнес-зал, по воскресеньям стрелковый спорт-клуб. Я живу один, и меня это устраивает. По пятницам я бываю в мужском клубе для успешных бизнесменов, и поэтому по субботам часто просыпаюсь не один. Я финансовый директор одного из крупнейших банков, и у меня много работы. Я, как и все преуспевающие специалисты, стремлюсь зарабатывать больше, хотя мне более чем хватает того, что я зарабатываю сейчас. У меня очень большой круг знакомств, хотя друзей среди них нет, - но я не волнуюсь по этому поводу, ведь «настоящая дружба работает на бензине». Я могу сказать, что доволен своей жизнью, я – счастливый человек.
Знаете, я ведь никогда не верил во всякую там мистику, даже не столько не верил, сколько вообще не задумывался об этом. Другое дело мой создатель. Он любит собирать всякие странные истории, как он выражается – «подслушивать на дорогах». Он считает, что реальный мир – это лишь маленький кусочек, одна из граней мироздания, что любая черта – это граница, и с её помощью можно попасть в другой, волшебный мир. Он вообще довольно странный персонаж. Иногда мне кажется, что это его кто-то придумал, а не меня. Ведь в нём, на мой взгляд, гораздо больше необычного – ну, или волшебного, если угодно. Например, по вечерам время от времени он бьёт в бубен или подолгу медитирует на балконе. А я по вечерам смотрю новости или свежие фильмы. Раз или два в месяц он бывает в храме, а я пару раз в месяц выбираюсь в театр или на выставку. Я люблю свой Cadillac, а он любит ходить пешком. Я люблю смотреть футбол, а он часами может вглядываться в небо. Моё хобби играть на бирже, а он любит рассказывать эти свои истории и совсем не любит людей. Да, именно для этого он придумал меня. Пытается понять современное общество, человеческие отношения, ценности, надежды. Пытается найти для себя ответ на один из вечных вопросов «А что, если?». Пытается найти во всём этом себя. Вот и сейчас он медленно шагает по одной из улиц нашего города, он гуляет так уже не первый час. Даже перестал узнавать эти самые улицы, по которым ходил уже сотни раз. Он идёт и смотрит на небо и слушает музыку в плеере. Да и музыка-то нужна лишь для того, чтобы меньше обращать внимания на окружающий шум. Он смотрит на серое небо и придумывает меня.
Вчера я вообще уже не помнил его, уже давно решил, что это его кто-то придумал, а не меня, или вообще что вся эта его история мне зачем-то приснилась в бредовом сне. В конце концов, из нас двоих - это я нормальный, а он мифический персонаж. Я бы и дальше так думал или вообще забыл бы эту историю, но сегодня утром, пока я шёл в гараж, мне на телефон пришло сообщение с незнакомого номера. Я открыл его и начал читать: «Привет! Меня зовут Джек и меня не существует…»


© Волк Sidhe




@темы: Придорожные сказки

01:13 

Ойуун. Часть 2. Голос пекла.

Начиналась буря. Ветер порывами ударял в стены, изба скрипела. Звуки бубна вплетались в голос бури, заменяя столь неуместный концу октября гром. Сердце ойууна бешено стучало в такт ударов колотушки, ему казалось, что он проглотил кусочек раскалённого железа, на лбу каплями выступил холодный пот. В камине ревело пламя.
Есть несколько способов заглянуть в прошлое. Обычно в таких случаях ойуун предпочитал нырнуть в омут времени и оказаться в событиях минувших. Сместить своё сознание по ленте времени и побыть сторонним наблюдателем того, что уже произошло. Но сегодня он принял интуитивное решение поступить по-другому. Сегодня пламя горело жарче обычного. Сегодня прошлое должно было придти к ойууну, сегодня прошлое должно оказаться в «здесь и сейчас». Сегодня не обойтись без огня.
Не было разумных объяснений, почему он решил поступить именно так. Ойуун вообще редко руководствовался разумом, берясь за работу. Только слабые и неопытные ойууны ищут ответы разумом. Разум подчинён системе, а на любую систему можно найти способ воздействовать. Стоит исказить лишь незначительный кусочек в цепи логических заключений, и система даст сбой, система будет подвергнута сомнению. Ойуун же слушал своё сердце, заранее интуитивно взяв с собой всё необходимое. Только чувства могли дать верный ответ, показать истинное положение вещей. Весь секрет в том, чтобы суметь их услышать и распознать.
От звуков бубна пространство вокруг вибрировало. Уже нельзя было различить отдельные удары, они превратились в единый, несмолкающий гул. Ойуун уже давно перестал ощущать напряжение в мышцах рук и плеч, тело, казалось, уже не принадлежало ему. Единственное, что он ощущал физически, - это как тысячи иголочек, сродни статическому электричеству, поднимаясь по плечам и шее, начинают пронизывать его голову, пронзают черепную коробку и проникают прямиком в мозг. Он чувствовал, как от давления закладывает уши и голову, будто сжимая тисками. Он буквально всем своим нутром ощутил, как лопнули сосуды, струйка крови из ноздри потекла по усам. В этот миг мир замер. Как будто всё мироздание сделало резкий глубокий вздох и на секунду замерло перед выдохом. Камин взорвался, выплёвывая искры и горящие угли, огненный шар заполнил всю комнату. Замерев на мгновение, как в замедленной съёмке, шар начал стягиваться в неясных пока ещё форм фигуру. Из пламени стала проступать собранная из углей и кусков недогоревшего дерева морда. Суженные к переносице глаза, сдвинутые брови в сочетании с ехидной и злобной улыбкой уставились на ойууна. Нет, у этих духов не было человеческих эмоций, но они так хорошо изучили людей, что научились корчить рожи, заставляющие неподготовленного человека буквально фонтанировать столь вкусными эмоциями страха и отчаянья. А вот ойуунов они не любили. Работа сознания ойууна была слишком уж похожа на них самих. Такая же точность, порядок и чётко выбранная цель, такое же ясное осознание того, что он получит то, зачем пришёл.
Взгляд ойууна смотрел мимо духа огня. Его взгляд всё глубже проваливался в каминный проём, открывающий вид на пекельные врата и ужасающие человеческое сознание картины. Сродни ритмичным ударам сердца, гонящего кровь по венам, в глубине врат пульсировало жидкое пламя. То там, то здесь из бурлящей массы вырывались языки огня. Зацепившись сознанием в них можно было разглядеть странных змееподобных существ, разевающих пасти в беззвучном крике, а миг спустя тысячи тысяч обгорелых рук, тянущихся вверх со скрюченными пальцами. Над пекельной рекой кружили жуткие крылатые твари, несущие в своих когтях головы с открытыми ртами и пустеющими глазницами, а посреди реки высился остров с гигантской наковальней в центре, к поверхности которой были прикованы молодые души. Рогатый кузнец поднял голову, посмотрел в глаза ойууну и взмахнул молотом. В этот миг пламя втянулось в камин и потухло. Ойуун упал на медвежью шкуру и уснул бредовым беспокойным сном. Его колотила мелкая дрожь, губы шевелились. Его бережно укрыл бубен.
Ойууну снился сон.
Старик быстро, как мог, бежал через лес, оглядываясь и спотыкаясь. Лес как будто сам не давал ему уйти - ветви цеплялись за одежду, корни деревьев выступали из почвы прямо под ноги старика. Он несколько раз падал в грязь, он уже давно подвернул ногу, но он всякий раз вставал и, оглядываясь, продолжал бежать. В ночной тишине отчётливо было слышно его частое и тяжёлое дыхание. Среди стволов мелькали тени - они, казалось, немного забавляются, оттягивают момент, тем не менее неизбежно настигая старика. Тени, - если можно назвать тенями странных белых четвероногих существ с краснеющими ушами. Начинался мелкий дождь. Густые и тёмные облака быстро бежали по небу. Присмотревшись, иногда в них можно было угадать фигуры всадников…
Наступило утро. Ойууна разбудил шум на крыльце. Он медленно сел на медвежью шкуру, потёр лицо ладонями, слегка сдавил пальцами переносицу и помассировал. Любой шаг в прошлое, даже в чужое, напоминает о том, кем был ты сам, открывает обычно запертые на девять замков двери. Ойуун вышел и пожал руку другу. Он приехал получить свой ответ. Он всё ещё надеялся найти своего старого отца.
- Что скажешь?
- Твой старик ведь был кузнецом, я прав?
- Да. Почему ты спрашиваешь?
- Не ищи. Полиция тоже ни чего не найдёт.
- Что с ним произошло, что ты видел?
- Твой старик кому-то крупно задолжал. Кому-то не из этого мира. Всем должникам рано или поздно приходится платить. Конец октября.


© Волк Sidhe




@темы: Шаманство, Придорожные сказки

12:53 

Ойуун. Прошлое.

С серьёзным лицом ойуун сидел на потёртой медвежьей шкуре. Перед ним лежало белое полотно, края которого были расшиты красным узором. Он внимательно смотрел на дощечки со странными символами, разбросанные по полотну. В камине едва горел огонь, несмотря на то, что совсем недавно в него подбросили пару сухих поленьев. Ойуун думал. Он пытался правильно разгадать затейливую комбинацию. Уже давно наступила ночь. За такие дела вообще не принято браться при свете солнца. В большой избе было тихо. Местами, даже слишком. Это был дом одного его товарища, а точнее его отца. Именно по его просьбе ойуун был сегодня здесь. Сегодня он пришёл прочитать чужое прошлое. С некоторых пор он сильно не любил такую работу. Прошлое редко приносит что-то весёлое или хорошее. Ойуун был убеждён, что практически все проблемы и трудности родом из прошлого. А все люди родом из детства. И когда они встречаются, наступает зрелость. Та самая зрелость, когда детство превращается в прошлое. Бывало, конечно, у кого-то и доброе прошлое, но такие люди редко обращались за помощью к ойуунам. Ночь была невероятно тихой. На стене задорно отплясывала тень от огня, хотя в камине по-прежнему тлели угли. Пару незримых, но весьма увесистых теней стояли у него за спиной, немного касаясь его плеча. А кто-то очень большой и синий обнял снаружи избу и аккуратно заглянул своим жёлтым глазом в окно. Его духи уже давно были здесь, уже давно были рядом. Облокотившись о кресло, поджидал бубен. Глаза человечка, в форме которого была выполнена рукоять, слегка поблескивали в свете огня. Если подумать, довольно странно, как может сверкать медь. Но ойуун думал вовсе не об этом. Маленьким совочком он достал немного углей из камина и переложил в заранее приготовленную железную миску. Поудобней уселся на шкуру. Слегка растирая пальцами, просыпал на угли в миске щепотку сушёной можжевеловой хвои и плеснул стакан водки в камин. В стакане была размешана капля его крови. Сам он не любил водку, но сегодня было без неё не обойтись. Нельзя обойтись без водки задавая свои вопросы тому, кого он сегодня решил позвать. В камине разгорелся огонь. Ойуун глубоко вздохнул и взял в руки бубен…





© Волк Sidhe

@темы: Придорожные сказки, Шаманство

09:51 

Этне. Возвращение домой.

Начинался один из долгих и медленных осенних дней. Начало или середина сентября. Сейчас уже и не вспомнить. Погода в это время стояла как раз такая, как он любил. Жара уже давно спала, а дожди ещё не начались. Деревья начинали понемногу ронять листву и, казалось, что время вообще остановилось. Жизнь была спокойной и правильной. У него была любимая работа – маленький волшебный магазинчик на окраине города, у него был его храм, куда он мог приезжать, когда ему захочется, а по вечерам его ждала жена в их квартире, которая, в свою очередь, была совсем недалеко от работы. Кто-то другой, наблюдая эту картину, наверняка сказал бы, что жизнь наконец-то наладилась. Да, казалось, что время вообще остановилось.
Его тревожила необъяснимая тоска. Он всё чаще и чаще вспоминал тот сон, когда он среди ночи вскочил с постели в холодном поту и слезами радости на лице. «Острова, мои острова» - шептал он, сидя в постели. И в этот вечер мысли о том сне не оставляли его. Умом это понять было невозможно. Его не отпускало чувство того, что всё это неправильно. Очень многое в его жизни не правильно. Он опять занимается чем-то не тем. Всё его нутро, его душа непреодолимо тосковали по дому, которого у него никогда не было, дому, который он не мог вспомнить. Не подумайте, что он был бродягой – нет. Но те места, где он жил раньше и живёт сейчас, он не мог назвать своим домом. Вначале это был дом его отца, потом дома друзей, а сейчас дом его жены. Он вспоминал свой сон, а его рациональный, аналитический ум позволил себе игру, позволил себе размышлять о времени. О той жизни, когда времени не существовало. Он силился вспомнить себя, наконец, понять кто он на самом деле. В конце месяца его ждала обещанная встреча с одной мудрой волшебницей. Те же, кто знал её получше, наверняка назвали бы её ведьмой. Эту встречу он ждал уже два года, он надеялся, что она поможет ему вспомнить, поможет понять как. Да, тогда она ещё не напомнила ему это слово «Аллад». Слово, которое очень скоро превратиться в ключ, который вскроет «сундук с воспоминаниями» в его голове. Ключ, который приоткроет двери памяти. Да, тогда он ещё не мог помнить.
В этот вечер он решил пройтись до дома пешком, ему хотелось постоять на мосту через реку и послушать ветер. Он надеялся, что вечерний ветер сможет облегчить его тоску, хотя бы немного. Он надеялся, что этой ночью ему опять будут сниться такие сны. В этот вечер он не хотел звать богов по именам. В этот вечер, засыпая, он звал Отца и Мать…

…Молодой Ши тенью скользил по ночному лесу, он спешил. Спешил на встречу с Аллад, он чуял его Зов. Его Аллад был большой белый волк, такой, что не спутаешь с обычным зверем. Странно тёмной была эта ночь, всё небо было усеяно звёздами, но их света не хватало, их света не хватало даже Ши, на небе не было Луны. Подбираясь к опушке, он уже знал, что ждёт там его не только Аллад. Мать обняла его первой, они не виделись давно. А с отцом они обменялись крепким рукопожатием, как это принято у воинов и охотников. Каждый мужчина Ши должен уметь быть воином. Аллад его отца, орёл, подлетел и сел на его левую руку. Юношу ждало испытание. И, как это часто бывало у Ши, от этого испытания зависела судьба не только молодого Ши, но и того небольшого, но очень важного мира, в котором его народ поселился недавно. Его родители уже знали, что случилось. Лунная Дева оказалась заперта в каменном холме у моря. В том самом Холме, что возвышается над поверхностью Моря, единственным, что возвышается над тем Морем. Аллад его отца был у Драконов, это ни рассказали, что нужно делать. Аллад отца принёс три камня – три ключа от холма. Но в историях с Драконами никогда ничего не бывает просто так. Всегда всему ест Цена. Аллад построили дорогу к тому холму, но пройти по ней мог только молодой Ши, тот, у кого есть ключи.
Встав перед холмом, он не раздумывал ни секунды. Луна – часть мира. Часть Великого Цикла. Часть Целого Мироздания. А без хоть малой части Целое уже ни когда не будет Целым. Да, конечно он помнил о цене, которую придётся заплатить. Но нет такой большой цены, которую уплатит один, равная той, которую иначе уплатят все. Лунная Дева не должна уйти в свои миры. Без неё этот молодой мир не выживет, а с ним не выживут и Ши. Луна должна вернуться домой!
Врата открыть было не сложно. Само его решение, отсутствие сомнений сделали невозможным любые препятствия. И он увидел Её. В Её струящимся нежно голубом одеянии, в Ночном Сиянии, освятившим Ночное Море. С Улыбкой Матери, улыбкой, которую невозможно забыть.

- У меня есть Дар для тебя. Это Дар твоему Сердцу.
- Я слушаю тебя, Матушка.
- Этот Дар изменит тебя навсегда. Навсегда Изменит твоё Сердце… Но…Ты больше не сможешь любить, как человек. Ты примешь мой Дар, сын?
- Да, Этне, я принимаю твой Дар.


Она протянула свои ладони к его груди. Такие тёплые, нежные, такие родные ладони. От её прикосновения он замер всем своим существом. А потом. А потом он ослеп, оглох, онемел от ослепительно белого света. Все Границы разлетелись осколками, кружа в Великом Вихре. В одно мгновение он увидел Все Миры. В одно мгновение он стал Всеми Мирами. Он ослеп, оглох и онемел, чтобы научиться Видеть, Слышать и Говорить. Этот Свет. Этот невероятный Свет. Свет, рождающийся в его Сердце…
Когда он очнулся, он увидел, как она сияет на Ночном Небе. Как её жёлтый диск на половину выглядывает из-за Моря. Мир ожил и вместе с Миром ожил и он сам. Некоторое время он сидел у воды и просто любовался ей и, казалось, что кто-то играет медленную мелодию на висле, Вечную Мелодию о Вечной Жизни. Эту Мелодию умеет играть только Рогатый Флейтист…
А потом земля провалилась у него под ногами и он начал падать…

Он резко сел в постели, ему показалось, что он со всего размаху упал на неё. Не сразу он вспомнил свой сон, но внутри возникало чувство, что он побывал дома. В тот день он ещё не помнил, кто такие Аллад и не знал, что этой ночью видел своих родителей, родителей себя истинного. Он встал с кровати и пошёл на кухню включить чайник. А следом за ним, по коридору скользнула волчья тень. Начинался один из долгих и медленных осенних дней.


© Волк Sidhe




@темы: Сны, Придорожные сказки

11:17 

Троллий камень

Кто из людей замечает такое? На опушке лесопарка в одном большом городе был маленький пруд, в котором жил тролль. И через этот маленький пруд было перекинуто аж два моста. Мосты, конечно, были небольшие, да и один из них вёл на островок. В общем, не ахти какое хозяйство по тролльим меркам. Ну, тут ни чего не попишешь, что есть - то есть, лучше чем ничего. Это был очень добрый, но страшно ворчливый тролль. Днём, да и по вечерам, у пруда гуляло великое множество людей, играли, постоянно галдящие, человеческие дети, на них, в свою очередь, ругались вечно недовольные мамаши, по дорогам быстро проезжали велосипедисты. А больше всех тролля раздражали любители искупаться. Интересно и для кого это он прибил табличку на человеческом языке "Купаться запрещено", что, совсем читать разучились? И, самое главное, казалось, что всякий проходящий по мосту, так и норовит топнуть посильнее, и явно для того, что-бы разбудить спящего днём в тине тролля. А после того, как садилось солнце тролль выбирался из воды. У тролля всегда было очень много дел. Проверить всё ли в порядки с сокровищами, именно так тролль называл ту кучу хлама, что вечно перепрятывал с места на место. Кучка пакетов, рваная и старая кофта с капюшоном, дырявая авоська, грязный сапог, лыжная палка и пакет с букетом высохших и вялых роз, которые тролль бережно собирал две недели по ближайшим мусоркам и помойкам. Конечно тролль не подозревал, что мусорки это мусорки, по его мнению это был настоящий кладезь сокровищ и всяческих богатств, которые глупые люди, казалось, вообще мало чего понимающие в богатствах, оставляют там. Потом нужно было проверить оба моста, мало-ли чего? Потом обойти пруд кругом, пошуршать в кустах, прогнать бродячих псов, поплевать на дорогу, помахать лыжной палкой и много ещё каких дел. Люди же мало обращали внимания на тролля, ну, подумаешь бродяга оборванец, ну здоровый какой-то, ну и что, бродяги они разные бывают? Хотя, по тролльим меркам, опять же, он не был таким уж здоровяком, поэтому и приходилось хозяйничать тут - в маленьком прудике, а не жить под каким-нибудь чудесным мостом, в водоканале например. Ах да, розы, наверняка спросите, зачем троллю понадобились розы? Этот тролль не просто был добряк, но и страшный романтик. Когда он был маленький, его отец, который тоже раньше жил в этом пруду, рассказал ему одну легенду. Что большой камень, который лежит на том самом островке, к которому ведёт второй мостик, вовсе и не камень, а не успевшая скрыться от солнечных лучей прекрасная троллья принцесса. И, что однажды какой-нибудь молодой тролль обязательно вызволит её из камня и в награду получит её любовь, а в придачу троллье королевство, где, как известно, самые лучшие мосты. Каким таким образом принцессу можно вызволить старик-тролль не помнил и ни чего путного более не поведал. Да и правда-ли, что тролли каменеют под солнцем, тоже не понятно. Но проверять добрый, но ворчливый тролль не решался. Вообще его башка была всё чаще и чаще занята размышлениями над тем, как вызволить мифическую принцессу. Он уже пробовал мыть камень, петь ему старые тролльи песни, от которых даже бродячие псы разбегались, приносить башмаки и одежду с ближайших свалок, а вдруг принцесса просто стесняется предстать перед ним голышом, и многое другое, что в воображении тролля тесно ассоциировалось с романтикой и вызволением. В общем розы уже были, практически, шагом отчаянья. В этот вечер тролль выбрался из своего дневного убежища пораньше и раскладывал букетик роз на траве, что-бы проверить все ли на месте. Именно за этим занятием застал его я. А добрый и ворчливый тролль, взглянув на меня, проворчал: - "Ишь, вы только поглядите на них, ведьма и волк, прутся по дороге, да ещё и набрались наглости улыбаться во всю рожу! Прикрылись бы тенями хоть, постеснялись людей. Хотя, кто из людей замечает такое?


© Волк Sidhe


@темы: Придорожные сказки

17:42 

Jack Frost

Старый Джек сидел на покрытом инеем и первым лёгким снежком крыльце знакомого дома, медленно болтая ногами. Промёрзший тулупчик и сосульки свисающие с седеющей бороды поблёскивали в лучах утреннего солнца. Утро было слегка морозным. Джек был погружён в воспоминания о своей удалой молодости.
В те далёкие времена, столь далёкие, что и временами то их можно назвать с натяжкой, молодой Мороз, Холод, если угодно или же, как звучит на одном из его родных языков, Frost, гулял по заснеженным дорогам, игрался с другими снежинками во время метели, подвывал песне ветра, рисовал узоры на стёклах домов людей. Жизнь была понятной, привычной и очень счастливый. Тогда молодой Джек вовсе даже и не знал, что он какой-то там Джек, а о том, что он станет Зимним Королём и помыслить не мог. Мысли вообще тогда редко водились в его голове. Быть снегом, инеем, зимней вьюгой, утренним морозом или узором на стекле для Джека было столь естественно, что и задумываться не приходилось. Это было почти, как для людей дышать. Вот такой была жизнь Джека. И однажды, одним зимним вечером, из тех зимних вечеров, когда нет ветра, а снег падает так медленно, что кажется будто время остановилось, его заметила она. Джек, как ему было привычно в такие вечера, разукрашивал окна домов в одной деревушке, где жили добрые люди. Молодой Джек даже и не подозревал, что за ним кто-то наблюдает. А она, она вышла погулять из своего холма. В этот вечер она печалилась. С тех пор, как её Народ пришёл на эту землю прошло уже достаточно времени. Достаточно для того, что-бы время вообще появилось и, как привыкли говорить люди, пошло. В этот вечер она печалилась. Её Народ изменился, семьи Домов уже давно перестали собираться вместе. А имена Домов превратились в традицию, дань прошлому и уже ни кто не помнил почему тот или иной Дом называется именно так. Народ перестал понимать друг друга так, как это было раньше, в те времена, когда был жив их родной мир. Одевшись в тени от зимних деревьев и укутавшись шалью из вьюги она прогуливалась по зимней дороге, едва касаясь её своими невидимыми для людей ногами. Она заметила его почти сразу. Для неё это была совершенно очаровательная картина. Он был так увлечён своим занятием. Так безмятежен и счастлив. У него не было сомнений, глупых терзаний, ненужных и скучных вопросов, пыльных и пустых воспоминаний. Он просто жил. Жил. Его желания были так понятны, так гармоничны. Так легко ему это удавалось. Она даже не успела до конца понять что делает, осознать свои желания, а чары уже начали сплетаться. Сила уже гудела у неё в руках, заполняла пространство во круг. Да. Да, именно такими она снова хотела видеть Ши. Свободными, без сомнений, живыми. Живыми. Она была из народа холмов, Aen Sidhe - так их называли люди. Другие называли их Tuatha De Danaan - Народ богини Дану. А как Народ сам называл себя ни кто уже не помнил. Очень сильным было её волшебство. Оно родилось в глубене её древнего, по человеческим меркам, духа. Там, глубоко внутри, где она ещё могла, не то что-бы вспомнить, но почувствовать, почуять себя настоящую, себя Истинную. Так родился Зимний Джек. И кто знает сколько ещё историй он оставил в мире людей. Но вместе с новым телом и новой Сутью, тогда всё ещё молодой, Джек получил и память Народа Холмов. Он стал настоящим Ши, таким же, как и другие и в тоже время совсем другим. У него родились свои сомнения. А настоящий ли он Ши? А почему тогда к нему не приходит его пёс из Холма, как приходит ко всем другим в Бельтейн? И много других вопросов.
Как лето сменяет зиму, а зима лето, так и Короли уходят в Запредельные миры в свой срок.




Не знаю почему вспомнил эту историю сегодня. Наверное не смог сдержать улыбку, глядя на то, как старый Джек решил поиграть в добрую фею, попеть песни и поплясать среди людей. Наверное он просто забыл, что добрых фей не бывает. Да и про то, когда должен вернуться Зимний Король, сумевший уйти от Зимней Охоты, тоже забыл. Вот сидит и дует в заледеневший ус.


© Волк Sidhe

@темы: Придорожные сказки, Вспоминаю

Волчьи записки

главная